Авторские колонки

Ася Гелисханова
4 публикаций

Он помог ради Всевышнего!

0 ком.
Вторник, 13 Ноября 2012

Пока сердца для Чести живы...

0 ком.
Понедельник, 12 Ноября 2012
Тимур Гасаев
32 публикаций

Новости ингушского спорта

2 ком.
Пятница, 26 Октября 2012

"Олимпия" - "Ангушт" 1:3

0 ком.
Суббота, 06 Октября 2012
Заурбек Бекботов
9 публикаций

Чисто субъективное мнение.

1 ком.
Вторник, 13 Ноября 2012

Чечено-ингушский спор.

1 ком.
Воскресенье, 10 Июня 2012

Комментарии

vipposter

Муса Плиев: Пока не поздно, власть должна вернуть доверие кавказцев PDF Печать E-mail
24.04.2012 22:21

Муса Плиев

Республика Ингушетия после относительного затишья вновь приковывает к себе внимание в связи с эскалацией насилия в регионе. Громким скандалом обернулось убийство силовиками в Назрани 3 апреля 5 человек, которых правоохранители объявили террористами.

Каждое последующее похищение или убийство всё более громким эхом отдаётся в ингушском обществе, где растёт недовольство властями. Консолидированная ингушская оппозиция, намеривавшаяся вывести людей на общенациональный митинг протеста, лишь в последний момент отказалась от данного формата воздействия на власть.

Об особенностях ингушской политической жизни и ситуации в регионе «Кавказская политика» взяла интервью у адвоката и правозащитника Мусы Плиева, бывшего советника президента Ингушетии

— Муса Мутушевич, в последние недели в Ингушетии произошел ряд событий, на которые последовала весьма резкая реакция Юнус-бека Евкурова. В частности, его заявления о невиновности погибших в спецоперации в Назрани, и критика ситуации, сложившейся на скандально известном КПП между КБР и Ингушетией, т. н. «астраханском посту». О чём, на ваш взгляд, говорит такая его позиция?

— Выступления выступлениями, а «астраханский» пост как работал, так и работает, на «черменском» посту как брали деньги с любой проезжающей машины, так и берут. Ничего не изменилось. Поэтому говорить об изменении позиции главы республики я не могу. Вообще, проблема не в том, какую позицию занимают руководители. Проблема в том, что у нас не работают законы. Руководитель республики, в первую очередь, должен следовать закону. Есть понятие неотвратимости наказания, и оно должно работать. Но кто из силовиков, раскритикованных Евкуровым, понес наказание? Хоть один случай расследован, заведено уголовное дело? За пытки, похищения, гибель ни в чем не повинных людей кто-нибудь ответил? Нет.

По крайней мере, я о таком не слышал. Все это говорит о том, что нет никакой «позиции», пока это только слова, не подкрепленные реальными делами. Быть может и говорится это лишь для того, чтобы дать людям «выпустить пар». Не исключено, что «выступления» согласованы. Ни один руководитель в России, кто дорожит своим местом, не скажет ничего, что идет вразрез с федеральной политикой. Дело даже не в руководителе Ингушетии, это проблема в целом страны. Мы снова возвращаемся к тому, что глав субъектов в России не выбирают, а назначают. Поэтому они зависимы от центра и не могут идти против.

Говорить об изменении ситуации можно будет только в том случае, если люди вернутся к спокойной безопасной жизни, если на республиканских постах прекратятся поборы, тогда можно будет сказать — что-то налаживается. На сегодня, к сожалению, ни один чиновник не дал конкретного ответа, когда жители Ингушетии смогут жить в безопасности, когда прекратится беспредел в отношении ингушей, продолжающийся, между прочим, не один десяток лет.

— На днях был подписан приказ о создании в Следственном комитете спецотделов по расследованию преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов. На ваш взгляд, насколько эффективна эта мера? Поможет ли она изменить ситуацию, сложившуюся на Кавказе?

— В эффективность этой меры я не верю. Знаете, лично я бы не стал писать жалобу в следственный комитет. У нас же, как говорится, рука руку моет. Представляете, до каких масштабов дошла безнаказанность, вседозволенность в правоохранительной системе, если создается специальное подразделение по борьбе с преступлениями полицейских?!

Могу сказать, что большинство осужденных ингушей, осужденных как республиканскими, так и российскими судами, давали свои показания под пытками. И это на самом деле так, у правозащитников, занимающихся этими вопросами, есть даже точные цифры, я, к сожалению, ими не владею.

Это проблема не только Ингушетии. Вспомним недавние события в Казани, что там происходило: пытки, издевательства. А это одна из образцовых республик в стране. Наверняка подобное происходит и в других местах. На мой взгляд, все это последствия — те люди, которых посылали на Кавказ проводить КТО, наводить конституционный порядок, научились пытками выбивать показания на Кавказе, а теперь применяют свои навыки по всей стране. Одно зло порождает другое.

Дай Бог, чтобы эта мера стала эффективной, я только за. Но сегодня в России нет справедливой судебной системы. Нет суда, который может поставить точку, любое решение можно купить. Получается, кто богаче, тот и прав. Пока в России не будут работать законы, говорить об эффективности любых инициатив смысла нет. Пока не появится беспристрастный справедливый суд, навести порядок не получиться. Как минимум, судьи должны быть выборными, это обеспечит независимость судьям. Только тогда можно будет говорить об эффективности изменений в правоохранительных органах. Люди должны поверить, что они все граждане нашей страны, и быть уверены в том, что законы для всех одинаковы.

— Сейчас активно обсуждается инициатива президента о возвращении всенародных выборов глав регионов. На Ваш взгляд, как это может отразиться на ситуации на Северном Кавказе?

— Лучше поздно, чем никогда. Самая большая ошибка власти за последние годы — это отмена выборов. Только ленивый не высказался, как это отразится на внутренней политике страны. Но, думаю, люди, принимавшие это решение, желая укрепить вертикаль власти, прекрасно знали, что приносят в жертву право людей на выбор. Довольно быстро мы столкнулась с тем, что назначенные губернаторы не пользуются доверием населения. После митингов на Болотной, Сахарова стало ясно, что игнорировать волю народа дальше невозможно.

Судя по поступающей информации, законопроект будет принят. Другое дело, в какой именно форме. В предложенном Путиным варианте с введением некоего фильтра для кандидатов, смысла я не вижу. В таких вопросах не может быть половинчатости, или у людей есть право выбирать или его нет.

Если говорить об Ингушетии, то возвращение выборности глав республики повлечет пользу. Стабильность региона во многом зависит от самостоятельности в своих действиях региональных лидеров. Сегодня они зависимы от центра и принимают решения по указке сверху, иначе завтра они могут и потерять работу. Другое дело, когда руководители выбраны народом, и по идее в первую очередь держат ответ перед избирателями.

— В продолжение выборной темы — осенью этого года, подходит к окончанию срок работы нынешнего главы Ингушетии Юнус-бека Евкурова. Если к тому моменту законопроект о выборах вступит в силу, вы можете спрогнозировать как будут развиваться события в республике?

— Понятно, что сейчас все, кто метит на это место, в ожидании, примут ли поправку. Размышляют, за кого проголосует народ. Я думаю, единственный человек, которому люди доверяют до сих пор — это Руслан Аушев. Он, человек с непререкаемым авторитетом на Кавказе, имеющий высокий рейтинг у населения. Уникальная в российской политике ситуация. Если он пойдет на выборы, всем остальным там делать нечего. Руслану Султановичу удалось сохранить некую стабильность в республике, в то время когда шла 1-ая чеченская кампания, когда власти развязали самую настоящую войну на Кавказе, в Чечне. Думаю, ему это стоило должности. Жаль только, что потом в Ингушетии стабильность никому удержать не удалось.

К сожалению, рейтинг нынешнего главы Ингушетии низок. Причин тому много. Во-первых, в наследство Евкуров получил много проблем. Во-вторых, не смог удержать ситуацию под контролем. Понимаете, он сам заложник сложившейся ситуации, если он пойдет против системы, то решение о его увольнении будет принято в считанные минуты. Хотя он и высказал свое мнением о том, что за похищениями стоят силовики. Но молчать об этом уже не было возможности. Происходящее в Ингушетии: безработица, коррупция, похищения, убийства, досудебные казни — это чудовищно. С таким багажом, прогнозировать действующему главе республики удачу на выборах сложно. При условии, что он согласится баллотироваться. Не исключено, что он сам не пойдет на выборы в Ингушетии, если, конечно, таковые будут. Мое мнение — за него голосовать не будут.

— Мусса Мутушевич, насколько реальны сообщения о том, что в Ингушетии снизилось количество похищений людей, терактов. Как властям удалось добиться этого?

— У нас в стране так любят статистику и ведут отчеты на ее основе, сравнивая с показателями прошлых лет. Наши чиновники любят говорить: ” по сравнению с прошлым годом, количество похищений, убийств сократилось на столько-то«. Но их не должно быть вообще! Одно похищение, одно убийство — это уже повод для неутешительных выводов. У нас же не идет война. Насилие всегда порождает насилие. К чему могут привести эти убийства, взрывы, насилие в отношении граждан, страшно даже подумать.

Если какое-то снижение похищений людей и было, это не заслуга власти, скорее это случайная ситуация, быть может, связанная с сезонными явлениями. Для начала надо выяснить, кто стоит за ними. Многие уверенны, что это дело рук силовиков, но лично я не могу ответить однозначно.

Четкой политики Кремля в отношении Кавказа нет. Нет конкретики. Да, проходят форумы, конференции, но это все говорильня, реальных действий за ними нет. В таких условиях рассчитывать на доверие людей к властям смысла нет. Отсутствие открытости, надежности, авторитета власти — это дорога, которая может завести куда угодно. Это проблема не только Ингушетии, а всей России.

Чтобы на самом деле стабилизировать ситуацию нужно провести огромную работу, шаг за шагом. Нужно чтобы люди понимали, что за всеми обещаниями политиков есть реальные дела, что преступники понесут наказание. Самое печальное, что власти пока не осознали, что нужна серьезная политика на Кавказе, особенно политика молодежная. И пока этого не поймут, стабилизация в регионе наступит разве что чудом.

Конечно, чудо всегда возможно. Но вы посмотрите, что творится. Проблемы не решают, их замалчивают. Не говорят, что у нас продажные суды, прокуроры. По большому счету, любая проблема — это вина властей. Их для того и назначают, и зарплаты такие платят, чтобы они решали задачи. Пусть проведут чистки, уберут продажных судей, прокуроров, МВДшников, помешанных на пытках и насилии. Есть понятие неотвратимости наказания, и оно должно работать. Вот тогда будет другое отношение к властям, доверие.

— А есть ли кадровый резерв в регионе? Верите ли вы в то, что если завтра уберут этих чиновников, на их место придут честные люди?

— Вполне резонный вопрос. На Кавказе живут уникальные люди, честных, неподкупных, принципиальных много, я даже думаю, что их большинство. Но многие не пойдут во власть, на должности судей, прокуроров. Они прекрасно понимают, что не выживут в этой системе, что они будут работать, выкладываясь на все сто, а в соседнем кабинете будут принимать решения из корыстных побуждений. Конечно, это не проблема только одной нашей республики, или Северного Кавказа.

Никто не говорит, что нужно в одночасье убрать всех чиновников, и заменить другими. Это нереально. Но задача власти в том и заключается, чтобы искать выходы. Смена руководителей субъектов не панацея от всех бед. Нужно готовить общество, настраивать на диалог с властями, дать понять народу, что власти настроены серьезно, что будут кардинальные перемены. Я пока такого не вижу.

Чиновники оторваны от народа. У них бронированный дом, машина, уйма охраны, все родственники пристроены. А люди так и живут в бедности, не имея даже уверенности, что завтра их самих или родственников не убьют. Так жить больше нельзя.

Времена изменились, в наш информационный век скрыть что-то уже не получится. Сейчас уже другие люди, другое сознание. Кто мог еще совсем недавно мог подумать, что люди в таком количестве свободно выйдут на Болотную? Я сам там был, было огромное количество людей, и их туда никто не сгонял.

— Говоря об открытости властей, как прокомментируете отмену судов присяжных, при рассмотрении дел, в которых рассматривается терроризм в той или иной форме?

— Поговаривают, что изменения в законодательство, в части присутствия суда присяжных на заседаниях при рассмотрении обвинений в определенных преступлениях, были внесены специально, из-за судов по нальчикскому «делу 58» и ингушскому «делу 12», как их называют.

Запретили для того, чтобы скрыть правду от людей, иначе слишком многое стало достоянием общественности, и большинство дел по терроризму рассыпались. А работу то надо показывать, сдавать отчеты, «галочную» систему никто не отменял. О чем говорить, если во многих случаях, еще до суда известно, какой приговор будет оглашен обвиняемому. Когда сверху пришла директива, ни один суд не посмеет изменить приговор. Давление на суд есть косвенное, в том числе и через СМИ. Все это неприятно понимать как адвокату, как правозащитнику, видеть какое безобразие творится в судах.

Сама отмена суда присяжных в таких делах серьезно сказалась на принципах демократии, на которых по идее построена наша судебная система, принципах верховенства закона и права. По крайней мере, люди могли бы рассчитывать на справедливый суд. А я считаю, что суд присяжных — это одна из самых справедливых форм суда. В то время как вся Европа стремится к открытости, придать правосудию человеческое лицо, ввести верховенство права, закона, чтобы суд стал последней инстанцией, у нас все делают наоборот.

— Насколько правдивы, на ваш взгляд, обвинения в адрес Юнус-бека Евкурова во вмешательстве в работу судей в Ингушетии?

— О том, что происходит сейчас, я говорить не могу, не владею достаточной информацией, чтобы делать выводы. Если говорить о прошлом, мне вспоминается случай, когда вмешательство было крайне необходимо, я тогда работал помощником Евкурова, и занимался вопросами взаимодействия главы республики с судейским сообществом. В тот момент судьи конфликтовали между собой, были большие разногласия по поводу совета судей и коллекционной коллегии, а это тот орган, который принимает решение о назначении или увольнении судей. Мое личное мнение, тогда вмешательство третьей стороны позволило урегулировать ситуацию. Конфликт этот разгорался не первый раз. Коллегия разбилась на два лагеря, что вообще недопустимо в судейской среде.

По закону же судейство у нас не подконтрольно, никто не может на него давить. Впрочем, не секрет что не только в республиках, но и других субъектах страны, главы регионов контактируют с судейскими коллегиями, оказывают давление на них, Если бы у нас в стране власти не вмешивались в работу судей, сегодня мы бы не дошли до того что имеем.

— Сейчас много дискуссий в разных кругах о введении элементов шариата на Кавказе. Каким образом может отразиться на сегодняшних реалиях?

— У нас давно существуют шариатские суды, и были всегда. В основном они занимаются бытовыми спорами. Причем, указания этого суда были обязательны для исполнения мусульманами. Поэтому, в каком-то смысле, мысли о введении элементов шариата и оправданны. Но как внедрять его в российское право, я не представляю. Это же различные системы права, они основываются на совершенно разных постулатах.

Другой вопрос, что раз об этом говорят в обществе, значит, созрела такая необходимость. Есть повод задуматься.

Не уверен, что наше официальное духовенство справится с такой задачей. Сегодня оно не отражает интересы большинства, не защищает обиженных, притесненных людей. Лично я не могу понять, в чем тогда функции муфтиятов? Складывается ощущение, что они выступают в роли посредника между человеком и Всевышним. Но, как известно, тут посредников не должно быть. Сегодня, когда идет такая борьба, конфликты, муфтияты могли бы встать над мусульманами, и быть посредником между властью и обществом. Но пока духовенство не справляется с тем, что обязана решать, не выполняет предназначения перед людьми и Богом. Они сами разделились на лагеря, кто занял провластную позицию, кто оппозиционную, а кто-то вообще никакую, и борются между собой, в то время как нужно решать реальные опросы, проблемы.

— Что сейчас главное для людей на Северном Кавказе?

— Я считаю, что самое главное для людей — это безопасность, когда есть гарант в лице государства, правоохранительных органов. Понимаете, если человек не защищен, то все остальные блага ему не нужны. Без работы можно прожить, если ты жив, здоров, всегда можно что то предпринять. Вопиюще то, что в Ингушетии похищают людей. Даже одна жизнь слишком ценна, даже один факт похищения вопиющее преступление против человечности. Это все больно и неприятно осознавать. Ингушетия моя Родина.

До тех пора пока не прекратятся похищения людей, расправы силовиков, ситуация не стабилизируется. Мне небезразличны Кавказ и Россия, может кому то из чиновников, кто уже давно живет по факту в Европе, Америке, перевез семьи и состояния, все равно, что станет с этой страной. Мы говорим сейчас об элементарных, казалось бы, вещах, но именно они имеют решающее значение. На самом деле, сложившаяся ситуация позорна для страны. Похищения, пытки — такого не может быть в демократическом государстве, это дикость.

Нужно начинать с властных структур. Именно они ответственны за то положение, в котором оказался наш регион. В недавнем своем интервью Евкуров прямо сказал, что во многих происшествиях в Ингушетии прослеживается след силовиков.

Самая минимальная мера для наведения порядка — руководителем региона должен быть человек, которому население безоговорочно доверяет. И в этом смысле введение выборов глав субъектов, первый маленький, но верный шаг в конструктивном направлении. Нужно, наконец, обеспечить прозрачность работы властей, приблизить к народу, дать людям доступ к различным инстанциям. Что бы люди повернулись лицом к власти. Только это должны быть честные выборы, иначе, если к власти в очередной раз придут те, кто больше заплатил, станет хуже. Сейчас вернуть доверие людей пока еще возможно.

Конечно, было бы глупо утверждать, что во всех бедах виноваты только власти. Вина на всех нас, жителях этой страны. Но большая часть ответственности все же на властях, на них ответственности больше по определению. Их задача — решать проблемы. Не бывает так чтобы все права у властей, а гражданам только лишь обязанности, должен быть баланс во всем, без перегибов. Нужно признать свои ошибки, сделать первый реальный шаг, чтобы вернуть доверие кавказцев, пока не поздно.

Беседовала Милена Пинатова

www.kavpolit.com


Отправить эту статью в блог или на форум

Скопируйте содержимое текстового окна и вставьте (в режиме правки кода - для HTML блоков, или обычной текcтовой вставкой - для bb-кода) к себе на страницу

HTML код


bb код

Предпросмотр:

Муса Плиев: Пока не поздно, власть должна вернуть доверие кавказцев
24.04.2012 Республика Ингушетия после относительного затишья вновь приковывает к себе внимание в связи с эскалацией насилия в регионе. Громким скандалом обернулось убийство силовиками в Назрани 3 апреля 5 человек, которых правоохранители объявили...

 

Добавить комментарий  

Цитировать
 
+1
Муса прав и другой правды тут нет !
«Не произнесет он и единого слова, иначе чтобы не записал его страж (ангел), приставленный к нему». (сура Каф, 18)
Сообщения, содержащие мат, оскорбления, провокации и призывы к разжиганию любых видов розни, удаляются без предупреждения.

Реклама


© Ингушский информационный портал 06region.ru, 2008
При полном или частичном использовании материалов ссылка на 06region.ru обязательна