Комментарии

Необычная Ингушетия PDF Печать E-mail
27.10.2012 20:23

"Галгай" — люди не неба и не гор, а башен. Такие башни ингушские тейпы строили испокон веков. А сейчас на окраине ингушской столицы Магаса возводят стометровую общеингушскую башню, где будет музей и будет заседать совет  старейшин. Туда "Вести в субботу" отправились на встречу с главой республики Юнус-беком Евкуровым.

Даже на Кавказе мало где так красиво, как там, где Ингушетия "перетекает" в Чечню. В горах — волшебная золотая осень. Но, конечно, есть здесь и совсем другие реалии. С 1999 года журналистов сюда близко не подпускают, ведь между Даттыхом и Бамутом проходят те самые тропы боевиков, боевая готовность — постоянная. Спецназовец в запасе Евкуров взял съемочную группу "Вестей в субботу" в поездку со своими однокурсниками по Академии Генштаба, действующими генералами Внутренних войск.  Все вместе оказываемся на бруствере.

— В 2010 году мы снова поставили заставу, — поясняет Юнус-бек Евкуров.

- Хуже стало или надежнее?

- Надежнее, конечно. Бандиты могли что-то творить и уходить. Даже когда было нападение на Ингушетию, они просто знали, что пути отхода никем не перекрыты. Спокойно сотворили все и ушли. По тем же маршрутам.

Теперь, говорит Евкуров, спокойно отсюда боевикам не уйти.

Буквально в 20 километрах, в местечке Алкун, — совсем другая жизнь. Один из местных жителей все рассказывал и рассказывал Евкурову о своем чудо-заборе. Но у его односельчан этого, которые окружают главу республики через минуту,  — совсем другой разговор: компенсации, страховки... Как выяснилось, пришли родственники героя-ингуша, погибшего во время недавней спецоперации.

Среди бойцов 126-го Назрановского полка Внутренних войск действительно много местных. В горах плечом к плечу против боевиков за перевалом воюют чеченцы, а здесь — ингуши, дагестанцы и, конечно, русские ребята.

И все-таки есть и совсем другая Ингушетия. Монумент напоминает о еще одной трагедии ингушей — сталинской депортации 1944 года. Но теперь по инициативе Евкурова здесь же — Мемориал памяти и славы. Памятник ингушу — последнему защитнику Брестской крепости в Великую Отечественную, а за ним — монумент в честь-ингушей, которые первыми пошли на "Брусиловский прорыв" еще в Первую мировую. Рядом — панно-мечта об Ингушетии новой. Очень занятная композиция.

Поле рядом с мемориалом преображается. По соседству возведен прекрасный летний театр. Появились в республике и новые промышленные объекты: мукомольный комбинат, завод по производству минеральной воды. Особый почет — строителям.

Едем с Евкуровым по равнинной столице — Магасу — которая для ингушей — республиканский нацпроект.

— Строим садики. Только в этом году  вводим за счет собственных средств садиков на 800 мест, — рассказывает глава Ингушетии.

- Что же народ в лес-то смотрит?

- Причин много.

- Ну а если основные назвать?

- Сегодня позвонил человек. Явку с повинной сейчас оформили ему. Втянулся, пошел. Шантаж. Он испугался. Вот и весь процесс.

- А на чем шантаж?

- Что ФСБ, МВД поймают, убьют.

- За религиозные убеждения?

- Нет. Просто он втянулся где-то, чье-то поручение мелкое выполнил, и его взяли на контроль. А дальше, если соскочишь, чисто бандитские вещи, как обычно это делается.

Едем к чудо-башне, где, как предполагается, будет заседать совет тейпов — старейшин. Обсуждаем вопрос, где в Ингушетии российский закон, а где — наказание по шариату, не говоря уже про самосуд. Взять то же пресловутое похищение невест. Евкуров считает: варианты есть. И по закону.

— Мы через парламент это обсуждали. Но под статью не подходим под российским законам, — отметил Евкуров. — Я бы, например, настоял на том, чтобы любое похищение, даже с целью вступления в брак, считать похищением человека.

Категоричный сторонник верховенства российского светского права, мусульманин и ингуш Евкуров, ведет нас наверх, туда, где будет заседать совет старейшин.

 — Сам эффект здесь какой? Здесь лифта нет.

-  Никакого усталости нет. Просто идешь.

- Это подъем к истине?

- Да.

- А в чем истина?

- В том, чтобы знать, кто ты, откуда и для чего.

А кто же будут ингуши? Они же и вайнахи — ближайшие родственники чеченцев, с которыми еще 20 лет назад жили в единой Чечено-Ингушской АССР и с которыми у них не до конца урегулирована граница. Сейчас и те, и другие подготовили для федерального центра свои пакеты документов. К этому Евкуров добавляет: главное — чтобы никаких границ не было для федеральных МВД и ФСБ, которые на этой границе и проводят спецоперации, которым республики лишь содействуют.

Тем временем с высоты открывается по-настоящему прекрасный вид. Все время, пока мы разговариваем, у Евкурова постоянно звонит мобильный.

- Вы дали свой мобильный номер, чтобы звонили боевики. Звонят?

- Давая этот телефон, мы открываем дверь. Хочешь -  приди и покайся.

- Ну хоть один боевик уже позвонил?

- Позвонил. Уже явку с повинной хочет сделать.

— А что вы им предлагаете? Освобождение от уголовной ответственности?

- Нет. Все делается в рамках закона РФ. Досудебное соглашение. Там есть явка с повинной, есть чистосердечное признание, есть содействие следствию. Там реально довольно серьезные сроки скашиваются. По закону.

Внизу — короткий перерыв на кофе и еще одно интересное признание. "На Кавказе я — ингуш, в Москве или за пределами Кавказа — кавказец, а за пределами России — русский", — говорит Евкуров.

На обратном пути к машине вновь оказываемся на фоне башни, где будет заседать совет тейпов. А старейшин сейчас расстраивают те молодые, кто перебрался не в горы, а в срединные русские города и хулиганят.

"Я всех чиновников предупредил: если где-либо ваш сын появится, этот чиновник будет уволен с работы. Я уже как-то предлагал. Идея такая сумбурная, но тем не менее. Когда едут наши ребята на  дорогих машинах -  а за эти деньги можно купить 10-15 домов здесь неимущим — это видят в других регионах России. Это у людей вызывает желчь и справедливый протест. Мы туда деньги вкладываем, а они тут на таких машинах! И обыватели думают, что все покупают за эти деньги крутые машины. Они развивают субъекты Федерации. В этом плане я даже такую идею предлагал — конфисковать эти машины, с аукциона их продавать, а вырученные деньги отдельной строкой бюджета — на детские садики, на школы. Это не обычай моих родителей, моих предков, моих великий ингушей", — заявил Евкуров.

Встреча у Мемориала памяти и славы со студентками-медиками. Большинство девушек облачены в мусульманские одежды. Евкуров считает, что это — их выбор. Но при этом ни про какие хиджабы в школах и слышать не хочет.

"В школе — четыре формы одежды. Первая — общая, по уставу. Вторая — религиозная. На религиозный урок идут и одевают, — поясняет Евкуров. -  Третья — спортивная форма. Четвертая — урок труда. И вот эти правила надо соблюдать".

- Если родители скажут: хотим, чтобы девочки ходили так?

- Тогда родители пускай нанимают репетиторов и дома учат своих детей. Правила такие. Потому что у нас даже сегодня есть какие-то обращения. Мальчиков учить отдельно, девочек — отдельно.

- А есть такое, просит кто-то?

- Да, просят. И если мы в одном уступаем, то до каких крайностей можем дойти? Потом дойдем до афганского варианта, запретим телевизоры, фотоаппараты. Дальше куда мы пойдем?

— Как вы себя чувствуете после всех этих дел, которые с вами произошли?

- Надо было утром прийти. Вместе пробежали бы километра три. Я каждое утро пробежкой занимаюсь.

- Не только восстановились, а через спорт возобновились?

- Даже лучше стало.  У меня после предыдущих ранений, контузий голова иногда болела. А сейчас после теракта голова вообще не болит.

А ведь в таких красивых и благодатнейших местах голову действительно есть чем занять. Евкуров и мечтает о по-настоящему другой Ингушетии. "Грех — жить на такой земле грешно", — уверен он.

- Да, только живи и радуйся.

- Живи и радуйся, создавай. Надеюсь, что когда-нибудь мы так и будем жить.

www.vesti.ru

Ссылки по теме:

Отправить эту статью в блог или на форум

Скопируйте содержимое текстового окна и вставьте (в режиме правки кода - для HTML блоков, или обычной текcтовой вставкой - для bb-кода) к себе на страницу

HTML код


bb код

Предпросмотр:

Необычная Ингушетия
27.10.2012 "Галгай" — люди не неба и не гор, а башен. Такие башни ингушские тейпы строили испокон веков. А сейчас на окраине ингушской столицы Магаса возводят стометровую общеингушскую башню, где будет музей и будет заседать совет� старейшин. Туда "Вести...

 
«Не произнесет он и единого слова, иначе чтобы не записал его страж (ангел), приставленный к нему». (сура Каф, 18)
Сообщения, содержащие мат, оскорбления, провокации и призывы к разжиганию любых видов розни, удаляются без предупреждения.

Реклама


© Ингушский информационный портал 06region.ru, 2008
При полном или частичном использовании материалов ссылка на 06region.ru обязательна